Путь России: между Западом и Востоком

(альтернативная история о различиях и общности между современной Россией и Россией середины XIX века,
в контексте романа И.С.Тургенева «Дым»)

Джанджугазова Е.А.

Сегодня очень оригинально и современно выглядят попытки объединить исторические события разных эпох в рамках современных творческих жанров – фэнтези, экшн или альтернативной истории. Такой способ прочтения текущих событий выглядит эффектно и показывает неизменную цикличность жизни. А рассмотрение исторических сюжетов в контексте произведений русской классики лишний раз доказывает огромную философскую и гражданскую роль отечественной классической литературы.

Вопрос о будущности России, как известно, вечный, он никогда не уходит с повестки дня в традиционной внутрироссийской дискуссии. Его острота не стирается со временем, а злободневность становится благодатной пищей для анекдотов.

Большой поклонник Запада — Иван Сергеевич Тургенев — в уста своего героя Потугина в романе «Дым» вложил ироничный и весьма точный анекдот о том, что если сойдутся десять англичан, они тотчас заговорят о подводном телеграфе, о налоге на бумагу, о способе выделывать крысьи шкуры, то есть о чем-нибудь положительном и определенном; сойдется десять немцев, ну, тут, разумеется, Шлезвиг — Гольштейн и единство Германии явятся на сцену; беседа десяти французов неизбежно коснется «клубнички», как они там ни виляй; а сойдется десять русских, мгновенно возникает вопрос о значении и о будущности России!

Вопрос этот, учитывая евразийское положение России, будет стоять вечно, а острота его будет зависеть от реалий текущего времени. Россия, как известно, страна социальных потрясений и кризисов, сила и слабость которых состоит в особом состоянии мира – подвижном и неустойчивом, когда жить по-старому уже давно нельзя, а по-новому еще пока не получается. Выбор пути в состоянии балансирования труден, и в этот момент очень важны базовые ориентиры, по которым можно двигаться вперед, и, казалось бы, все этого хотят, но только ориентиры оценивают по-разному, а некоторые участники дискуссии вообще утверждают, что Россия давно сбилась с пути.

Недавно мне попался на глаза журнал «Сноб», позиционирующий себя как журнал для глобальных русских: состоятельных, независимых, образованных и благополучных. Не знаю, почему издание получило такое претенциозное название, вообще в русском языке слово «сноб» имеет весьма двусмысленное значение, снобами называют людей с претензиями на что-то: происхождение, манеры, интеллект или изысканный вкус. Сноб обычно, из категорий «быть» и «казаться» предпочитает казаться. К слову, журнал по содержанию и оформлению вполне отвечает этому посылу.

В его ноябрьском номере за 2014г. опубликована статья Владислава Иноземцева «Утраченные ориентиры». В ней директор центра постиндустриальных исследований и довольно известный экономист задается традиционным вопросом о будущности России, излагая свою версию политического и экономического обустройства страны. Конечно, каждый специалист, как и каждый гражданин, имеет право на свою точку зрения. Вместе с тем, его точка зрения далеко не оригинальна, по сути и очень созвучна с взглядами западников середины XIX века, трансформировавшихся в наши дни в экономический либерализм, демонстрирующий механическое понимание значимости прогресса исключительно как суммы научно-технических достижений, при полном пренебрежении к духовным ценностям и историческим корням.

Следуя жанру альтернативной истории, попробуем сопоставить взгляды новых и старых либералов.

Журнал «Сноб», статья В.Иноземцева «Утраченные ориентиры» (избранное)

В самом начале статьи автор выражает свое удивление: Почему Россия делает ставку на Евразийский экономический союз и поворачивается спиной к Европе? Зачем России искать идентичность в монгольских улусах и степях Средней Азии? — недоумевает он, — что может дать какая угодно гипотеза о древнем происхождении этой идентичности, для определения перспектив нашего развития?

Судя по этой фразе, можно понять, что исторические корни веками складывающейся российской жизни — ничто против благ цивилизации, плоды которой большинство населения вкушает, держа в руках модный гаджет.

Далее излагается главная мысль:

Если стремиться к успеху в сегодняшнем мире, то не стоит опираться на представления столетней давности.

Действительно, зачем обращаться к «историческому хламу», что это даст, объясняет нам автор. Однако, судя по этому утверждению, мир мало изменился за последние 150 лет. В середине позапрошлого века, после отмены крепостного права, перед Россией открылся путь, по которому уже давно шел Запад. Это заставило многих русских пристально вглядеться в западный путь, и давний спор между западниками и славянофилами вспыхнул с новой силой. Своеобразным ответом на жаркую полемику стал роман И.С.Тургенева «Дым». Роман необычный и как бы лишенный главного героя – выразителя главной идеи. Масштабное действие в нем должно быть заменено, по замыслу писателя, спокойной и мудрой цивилизаторской работой по преобразованию русской жизни, еще не знающей ни подлинной культуры, ни подлинного просвещения, а потому по-варварски продолжающей апеллировать к грубой силе и слепой мощи.

Знакомство со статьей наводит на мысль о том, как живо перекликается содержание романа с мыслями современного автора статьи, рассуждающего о русской имперскости как о глубоком анахронизме и порочном стремлении России контролировать ее огромные пространства.

Что такое «Русская имперскость»?

Российская власть опирается на простые и глубоко ошибочные тезисы, суть которых в том, что Россия – это та же страна, что и СССР, только название теперь у нее другое, и что распад СССР – это крупнейшая политическая катастрофа века.

Так пишет автор, убеждая, что развал СССР – это благо для всех и в том числе для самой России, а СССР, как и Россия – это не единый государственный социально-экономический организм, а некая сумма разных территорий, ничем не связанных и объединенных как бы в случайном порядке, по мере роста аппетитов имперскости.

Автору даже кажется странным, что после распада Советского Союза современная Россия почему-то не ощущает облегчения от того, что освободилась от чужих и бесперспективных территорий, а напротив испытывает чувство утраты и потерянности, так как веками считала своей миссией не собственное развитие, а облагодетельствование оказавшихся неблагодарными вассалов.

Складывается ощущение, что автор рассуждает о каком-то виртуальном экономическом пространстве, в котором нет живых людей, а есть только экономические интересы. Как будто народы России не жили веками бок о бок, не страдали, не воевали и не побеждали вместе. Только сухая экономическая целесообразность, продиктованная прагматичной расчетливостью. А главное — никакой мифологической лирики и никакой исключительности. Исчерпывающе емко ответил в свое время на подобные вызовы великий русский философ Иван Ильин.

«Россия есть организм природы и духа — и горе тому, кто ее расчленяет! Горе — не от нас: мы не мстители и не зовем к мести. Наказание придет само… Горе придет от неизбежных и страшных последствий этой слепой и нелепой затеи, от ее хозяйственных, стратегических, государственных и национально-духовных последствий. Не добром помянут наши потомки этих честолюбцев, этих сепаратистов и врагов России и ее духа… И — не только наши потомки: вспомнят и другие народы единую Россию, испытав на себе последствия ее преднамеренного расчленения»[1].

Далее Иноземцев пишет о том, что крах СССР разрушил все российские мифы, и в том числе миф о своей «восточной особости», а через четверть века после распада Советского Союза, в зоне российского влияния остаются лишь государства Средней Азии, которые по большей части бедны и бесперспективны.

И здесь автор себе не изменяет, все предельно просто и математически выверено. Какая особость? Откуда и зачем она нужна? Все, что не приносит материальных дивидендов,- пустое и давно отжившее.

Далее в статье говорится, что Европа уже в ХХ веке демонстрирует отказ от империй и переход к интеграции. В свою очередь российская история начала XXI века рискует превратиться в проект нового имперского строительства под видом интеграции, хотя России в этой ситуации было бы куда выгоднее последовать за Европой!

И здесь рассуждения носят сугубо прагматичный характер со ссылкой на факт потери Россией своих ориентиров и отказ от европейской природы, что в значительной степени снижает ее ценность и привлекательность для Азии.

А вопрос: Почему же мы сбились с пути? Имеет только один ответ – неукротимая страсть России к «освоению пространства».

Этот ответ перечеркивает многовековую идею России, выковавшую менталитет русского народа, опирающийся на дух и пространство. Взамен этому нас поучают, что теперь оказывается пространство скорее «точечно», чем «протяженно», а владение им может быть даже контрпродуктивно. И за эту имперскость мы еще заплатим высокую цену.

Комментировать подобные сентенции бесполезно: так рассуждают люди, потерявшие чувство места, они ничьи, у них нет чувства Родины, их когнитивная карта пуста как экран выключенного планшета.

В чем же состоит континентальное проклятие России?

Одержимые желанием контролировать огромные пространства, российские лидеры, сидя за кремлевскими стенами, не заметили, что мировая экономика стала прибрежной и уже в середине нулевых 68% глобального валового продукта стало производиться в странах, приближенных к океанской береговой линии, отмечает автор, видимо забывая о том, что Россия — Великая морская держава. Трудно также согласиться с утверждением, что в прибрежных российских регионах (Краснодарский край, Калининградская обл. и др.) ВВП ниже среднего общероссийского уровня.

Причина того, почему мы сбились с пути, оказывается, заключается в том, что Россия не умеет общаться с равными, а тем более с сильными партнерами. В отличие от той же Украины, которая на протяжении веков задавала себе вопрос — с кем ей быть? Балансируя между Польшей, княжеством Литовским, Россией, Германией и Европейским союзом. Печальные результаты этой «пассионарности» всем хорошо известны – развал страны, разрушение экономики, потеря суверенитета и гражданская война.

В то же время Россия продолжает, с точки зрения автора, держаться за свою архаичную позицию, высокомерно спрашивая: «Кто со мной, а кто против меня?». Эта логика порождала готовность привлекать слабых, но не играть на вторых ролях с сильными, — комментирует автор.

Мир XXI века в его представлении – другой. В этом новом мире военная сила уже не позволяет контролировать периферийные районы, а природные ресурсы проще купить и практически по любой цене. Это мир, где большие пространства прекращают быть ценностью, а становятся обузой.

Но, Слава Богу, подавляющее большинство людей видят мир по-другому, не идеализируя и не приукрашая его, но понимая, что наш, созидаемый многими поколениями, «Русский мир» есть огромная ценность, которую невозможно измерить материально, также, как и алгеброй не измеришь гармонию. И дело здесь не только в экономике, которая действительно испытывает трудности и в том числе в результате серьезных ошибок и просчетов, а в отношении к тому самому важному и ключевому вопросу — о будущности России.

Кто-то считает, что Россия заблудилась между западом и востоком, севером и югом, а кто-то напротив думает, что Россия – это великая и уникальная страна, соединяющая в себе линии соприкосновения между западом и востоком, севером и югом.

Роман И.С.Тургенева «Дым» (ключевые мысли)

Тургенев в своем романе изображает особое состояние мира, передавая его через образ «дыма», означающего беспорядочное людское клубление в бессмысленной духовной круговерти.

Кружок Губарева, молодые баденские генералы, Ворошилов, Потугин, Литвинов – все эти люди беспрестанно рассуждают о будущности России, и каждый имеет на эту будущность свой, как ему кажется, единственно верный взгляд. Славянофилы рассуждают громко, со смесью отчаянья и задора, либералы — высокомерно, с осознанием собственной важности в государстве.

«Все они люди отличные, а в результате ничего не выходит, припасы первосортные, а блюдо хоть в рот не бери». Этой меткой фразой характеризует Потугин членов губаревского кружка.

Сам Потугин – убежденный западник, упрекая славянофилов в их ложном презрении к Западу, говорит, что, постоянно жуя вопрос о будущности России, достается от них и гнилому Западу. Хоть и бьет он нас на всех пунктах, — а гнил! И хоть бы мы действительно его презирали, — продолжал Потугин, — а то ведь это все фраза и ложь. Ругать-то мы его ругаем, а только его мнением и дорожим.

И в этом не согласиться с Потугиным, хотя бы отчасти, нельзя. Мы действительно долгие годы упорно ищем одобрения Запада, тщетно считая себя частью западной цивилизации. Веками существуя между Западом и Востоком, Россия находится на перекрестке разных культур, легко впитывая их, она успешно формирует свое собственное культурное пространство, которое совершенно не приемлют как новые, так и старые западники.

Не случайно Потугин с жаром обличает — В наличности ничего нет, и Русь в целые десять веков ничего своего не выработала, ни в управлении, ни в суде, ни в науке, ни в искусстве, ни даже в ремесле.

По его же мнению и своего России иметь не нужно и даже вредно, а идти надо «ясным» европейским путем. Вычитав в газете проект о судебных преобразованиях в России, он с удовольствием отмечает — вижу и у нас хватились, наконец, ума-разума и не намерены более, под предлогом самостоятельности там, народности или оригинальности, к чистой и ясной европейской логике прицеплять доморощенный хвостик, а, напротив, берут хорошее чужое целиком.

Как оказываются живучи в России либеральные взгляды, начисто отрицающие все русское, национальное и «особое». Ведь Запад — это образованность, цивилизация. И все это для либерала понятно, чисто и свято, а другие слова — народность там или слава — не хороши, потому как грязью и кровью пахнут.

С точки зрения либерала-западника Россия — страна бесполезная и ничего миру не давшая. С этим тезисом согласны либералы всех времен и народов. Потугин, подтверждая эту мысль, делится своими впечатлениями о посещении первой Всемирной выставки в Лондоне, открывшейся 1 мая 1851г.

Посетил я нынешнею весной Хрустальный дворец возле Лондона; в этом дворце помещается, как вам известно, нечто вроде выставки всего, до чего достигла людская изобретательность -энциклопедия человечества, так сказать надо. Ну-с, расхаживал я, расхаживал мимо всех этих машин и орудий и статуй великих людей; и подумал я в те поры: если бы такой вышел приказ, что вместе с исчезновением какого-либо народа с лица земли немедленно должно было бы исчезнуть из Хрустального дворца все то, что тот народ выдумал, — наша матушка, Русь православная, провалиться бы могла в тартарары, и ни одного гвоздика, ни одной булавочки не потревожила бы, родная: все бы преспокойно осталось на своем месте, потому что даже самовар, и лапти, и дуга, и кнут — эти наши знаменитые продукты — не нами выдуманы.Старые наши выдумки к нам приползли с Востока, новые мы с грехом пополам с Запада перетащили, а мы все продолжаем толковать о русском самостоятельном искусстве! Иные молодцы даже русскую науку открыли: у нас, мол, дважды два тоже четыре, да выходит оно как-то бойчее.

В этом все аргументы и логика либерала. Есть, к сожалению, и некоторая правота в этих словах, но нет в них силы правды, а лишь сила отдельного факта. Конечно, традиционно сложившаяся структура экспорта в России всегда носила преимущественно сырьевую направленность, но отрицание российской промышленности, а тем более культуры, это – либеральная ложь.

Россия на Всемирных выставкахв XIX веке (только факты)

Анализ участия России во Всемирных выставках позволил представить следующие сведения (табл.1).

Таблица 1.

Россия на Всемирных выставках в XIX веке

Снимок экрана 2015-08-22 в 11.39.50 Снимок экрана 2015-08-22 в 11.39.55 Снимок экрана 2015-08-22 в 11.40.11 Снимок экрана 2015-08-22 в 11.40.18 Снимок экрана 2015-08-22 в 11.40.25

Приведенные в таблице сведения живо доказывают лукавство Потугина, желание специально принизить роль России и ее вклад в мировую науку и культуру.

Здесь невольно задаешься вопросом – почему же либералы разных времен не любят Россию, но получаешь парадоксальный ответ. Оказывается, они ее очень любят! В романе «Дым» на вопрос Григория Литвинова - Ну, а Россию, Созонт Иваныч, свою родину, вы любите? Потугин, проведя рукой по лицу, ответил — Я ее страстно люблю и страстно ее ненавижу.

Да-с; я и люблю, и ненавижу свою Россию, свою странную, милую, скверную, дорогую родину. Я теперь вот ее покинул: нужно было проветриться немного после двадцатилетнего сидения за казенным столом, в казенном здании; я покинул Россию, и здесь мне очень приятно и весело; но я скоро назад поеду, я это чувствую.

Хороша садовая земля… да не расти на ней морошке!

Судя по этим словам, наши либералы демонстрируют завидное единодушие. Все они любят Россию и ненавидят одновременно! Что делать, ну «не дотягивает» Россия до их высокого интеллектуального и культурного уровня. Именно поэтому они так настойчиво предлагают ей идти по западному пути, рекомендуя служить цивилизации в точном и строгом смысле этого слова, без оглядки на национальные традиции и особенности. Только европейский опыт, с их точки зрения, может быть полезен и ценен.

Однако, на поверку все это оказывается пустым дымом и паром. Горячие споры, толки, крики самых разных людей, как высоко, так и низкопоставленных, передовых и отсталых, старых и молодых, состоятельных и неимущих …

Все это только дым от беспорядочного людского клубления в бессмысленной духовной круговерти…

Литература

  1. Ильин И.А. О России. М.: Изд. Сретенского монастыря, 2006. 224 с. (Духовное наследие Русского зарубежья).
  2. Иноземцев В. Л. Утраченные ориентиры // Журнал «Сноб». 2014. №11. С.74-80.
  3. Кокарева В.А. История участия России во всемирных выставках // История государства и права. 2006. №2. http://www.center-bereg.ru/l3323.html (дата обращения: 3.02.2015).
  4. Тургенев И.С. Роман «Дым». М.: Художественная литература, 1970.
Поделиться в соц. сетях: